Пресс-центр

Антон Олигер: «Будущее – за миниинвазивными операциями»

Как известно, пациенты делятся на две категории: те, кого можно вылечить только хирургическим путем, и те, кому можно помочь другими способами, без оперативного вмешательства. О работе хирургической службы Чувашской Республики рассказывает главный внештатный специалист хирург и эндоскопист Минздрава ЧР, врач хирургического отделения БУ «Республиканская клиническая больница» А.А. Олигер. 

– Антон Алексеевич, какова общая ситуация с заболеваемостью хирургического профиля в Чувашской Республике?

– Давайте сразу уточним: рассматривать работу хирургической службы следует с двух позиций – хирургия экстренная и плановая. Что касается первой, ее доля составляет примерно треть от всех оперативных вмешательств. Пациенты с экстренной хирургической патологией практически всегда находятся в ургентном (угрожающем жизни) состоянии, и без срочной медицинской помощи им не обойтись.

К разряду наиболее сложных с точки зрения ургентности мы относим (и постоянно мониторируем) 7 заболеваний. Это острый аппендицит, острый холецистит, острый панкреатит, перфоративная язва, желудочно-кишечное кровотечение, ущемленная грыжа и острая кишечная непроходимость.

Относительно плановой хирургии, которая в республике превалирует, существует одна закономерность: чем лучше у нас обстоит дело с плановыми операциями, тем меньше потом возникает экстренных ситуаций, вызванных запущенным состоянием здоровья пациентов. За исключением, разумеется, травматизма, еще одной достаточно серьезной проблемы.

Каков уровень хирургической помощи в Чувашии? Как выглядит наша республика в сравнении со среднероссийскими показателями и показателями ПФО?

– Для оценки деятельности хирургической службы используются три показателя: оперативная активность, послеоперационная летальность и оборот койки. Но здесь также экстренную и плановую хирургию следует рассматривать отдельно. Почему, поясню на примере оперативной активности. Скажем, по экстренной хирургии в 2019 г. в Чувашии число пролеченных больных составило 12659 человек. Из них были прооперированы 5831, то есть 46% (в РФ – 43%). И это хорошо, значит, пациенту удалось помочь каким-то другим способом, не прибегая к крайней мере – операции. Понятно, что чем меньше происходит вмешательств в организм человека, тем лучше.

В плановой хирургии совсем другая картина: показатель оперативной активности в разных клиниках колеблется от 60% до 95% – в зависимости от нозологии. Поэтому в 2019 г. у нас в республике планово были прооперированы 7492 человека, что составляет 61% от всех плановых больных, поступивших в хирургические отделения стационаров Чувашии. И это тоже хорошо, поскольку за чем человек пришел к хирургу, то и получил. Но даже если по каким-то причинам сразу делать операцию пациенту не стали (например, обнаружили у него проблемы с сердцем или сосудами), мы направляем его к другим специалистам для того, чтобы помочь неоперационными методами. И только после того, как состояние человека стабилизировалось, берем его на операцию.

В сравнении с РФ и ПФО оперативная активность в Чувашской Республике выглядит следующим образом: в РФ – 63,3%, ПФО – 59,3%, ЧР – 61%.                                                

Показатели послеоперационной летальности в экстренной и плановой хирургии тоже разнятся. Так, в плановой хирургии, где пациентов можно спокойно подготовить к операции – дообследовать, подлечить какие-то сопутствующие заболевания, летальность очень низкая. У нас в Чувашии это 0,09%, что даже ниже среднего показателя по РФ – 0,3%.

Совсем другая история в экстренной хирургии. Пациентов, которые поступают к нам в экстренном порядке, приходится оперировать по жизненным показаниям, несмотря на риски. Вот почему послеоперационная летальность по Чувашии в экстренной хирургии гораздо выше – 5,3% в 2019 г. В РФ эти показатели ненамного лучше: 4,5%.

Теперь о хирургических койках и средней длительности пребывания больного в стационаре. Обеспеченность населения хирургическими койками на 10 тысяч человек остается у нас достаточно высокой и превышает средние показатели по РФ и ПФО: ЧР – 5,65, РФ – 4,86, ПФО – 4,96. Как известно, самые «дорогостоящие» пациенты в медицине – хирургические и реанимационные. Вот почему снижение средней длительности пребывания больного на койке – цель, к которой мы стремимся. И делается это вовсе не за счет ухудшения медпомощи населению, а за счет улучшения технологий, расширения спектра миниинвазивных хирургических вмешательств, разработки новых методик лечения. А результат такой: ЧР9,6, РФ – 8,75, ПФО – 8,67. 

Какие заболевания в хирургии лидируют?

– Если иметь в виду количество, то больше всего пациентов поступает с острым аппендицитом. В 2019 г. в хирургические отделения республики с таким диагнозом поступили 1458 пациентов, только 4 из них не были прооперированы. На втором месте – острый панкреатит (883 случая), на третьем – острый холецистит (827). Если говорить о тяжести заболеваний, то здесь лидирует острый панкреатит. Следом идут желудочно-кишечные кровотечения, перфоративные язвы.

Отмечу, что острый панкреатит – это достаточно большая проблема не только для нашего региона, но и для всей России. Потому что, во-первых, само по себе это очень дорогостоящее лечение. Достаточно сказать, что пациенты с тяжелыми формами деструктивного панкреатита очень тяжелые и лежат в стационаре по два-три месяца, а то и до полугода.

Кроме того, для лечения таких пациентов требуется довольно хорошее оборудование, опытная бригада анестезиологов-реаниматологов, потому что такие пациенты, как правило, очень тяжелые. Течение болезни у них сопровождается острой почечной, дыхательной и сердечно-сосудистой недостаточностью. Обычно лечение таких пациентов проводим в несколько этапов. Изначально стараемся перевести такого пациента в первую фазу воспаления по асептическому типу, чтобы не начались гнойно-септические осложнения. Если осложнения все-таки начались, то проводим оперативное лечение. Конечно, это целая проблема отрасли. И не удивительно, что еще лет 15-20 назад летальность в этом заболевании была 15-20%.

Сейчас, конечно, статистика другая. Благодаря внедрению трехуровневой системы оказания хирургической помощи в республике, а также – созданию грамотно выстроенной маршрутизации пациентов с острой хирургической патологией, удалось снизить летальность. Для сравнения: в 2016, 2017, 2018 гг. летальность от острого панкреатита составляла 5,3%, 5,65%, 5,14% соответственно. В 2019 г. – уже 4,4%, что указывает на эффективность организации работы хирургической службы. В РФ – 2,7%, ПФО – 3,0%.

Какие меры принимаются в России и Чувашии для изменения ситуации? Существуют ли целевые федеральные программы по профильному направлению?

– Ситуация с оказанием медицинской помощи все-таки меняется в лучшую сторону. Особенно мощную поддержку наша медицина получила в рамках Программы модернизации здравоохранения в 2011-2012 гг. Тогда республике было выделено около 5 млрд руб. Благодаря этому вливанию большинство медицинских учреждений Чувашии смогли обновить свою материально-техническую базу. Во многих районах удалось оснастить ЦРБ современным операционным оборудованием. В рамках республиканской целевой программы в Чебоксарах был построен новый хирургический корпус Республиканского клинического онкологического диспансера. И оснащен он, как говорится, по последнему слову техники.

В последние годы также идут достаточно серьезные финансовые вливания в медицину. Деньги поступают как из регионального, так и федерального бюджетов. В рамках нацпроекта «Здравоохранение» было приобретено такое дорогостоящее оборудование, как аппараты магнитно-резонансной томографии, КТ-аппараты. По проекту «Борьба с сердечно-сосудистыми заболеваниями» в Республиканскую клиническую больницу (РКБ) поступила и уже активно используется новая ангиографическая система в работе рентгенохирургических методов диагностики и лечения. С ее помощью выполняются такие операции, как церебральная ангиография с одномоментными церебральными окклюзиями, эндоваскулярные вмешательства на коронарных артериях со стентированием и другие виды вмешательств. Кроме того, приобретены два УЗ-аппарата экспертного класса, позволяющие выполнять качественные исследования (в том числе интраоперационные), а также – проводить миниинвазивные вмешательства под ультразвуковым наведением. 

На реализацию проекта по борьбе с сердечно-сосудистыми заболеваниями предполагается направить более 600 млн. руб. из федерального бюджета. Приобретенное на эти средства оборудование позволит проводить в 2,5 раза больше медицинских манипуляций, в том числе щадящих, бескровных операций, что поможет спасти в республике за ближайшие 5 лет более тысячи человеческих жизней.  

В РКБ планируется строительство нового корпуса, который позволит повысить эффективность работы оперблока, развернуть дополнительно 7 операционных залов. Это позволит увеличить количество проводимых оперативных вмешательств, в том числе по ВМП до 1,5 тысячи в год, уменьшить процент послеоперационных осложнений. Новая логистика не только увеличит пропускную способность, но и сократит время, отведенное для госпитализации больного, до 20 минут, поможет сократить длительность диагностических процедур на 25-30%. А значит – снизить летальность больных, в том числе доставленных по неотложным состояниям, на 20%.

Кроме того, с целью улучшения качества и доступности оказания медицинской помощи по линии «санитарной авиации» планируется организация и оборудование вертолетных площадок на территории Чувашской Республики с круглосуточной работой вертолета в 2021 г.

Как в Чувашии организована работа хирургической службы?

– Как и по всей России, медицинская помощь в республике организована по трехуровневой системе. На I уровне работают 14 учреждений здравоохранения, которые оказывают, в основном, первичную медико-санитарную помощь. То есть это «простая» хирургия – первичные хирургические обработки ран, относительно небольшие операции, в том числе и при острой незапущенной хирургической патологии, плановые операции (такие, как грыжесечения, комбинированные флебэктомии и др).

Ко II уровню относятся 7 межрайонных медицинских центров (ММЦ). Это учреждения с хорошей диагностической и лечебной базой, здесь уже оказывают специализированную медицинскую помощь (кроме высокотехнологичной) по большинству нозологий хирургического спектра. К каждому ММЦ прикреплены несколько районов.

К учреждениям III уровня в первую очередь относится РКБ – центр, который может оказывать специализированную помощь достаточно широкого профиля. Также к учреждениям III клинического уровня относятся Республиканский кардиодиспансер, Республиканский онокологический диспансер. По некоторым нозологиям к III уровню относятся и Городская клиническая больница №1 (ГКБ №1), а также Больница скорой медицинской помощи (БСМП).   

Исходя из этой трехуровневой системы, выстраивается и маршрутизация больных. То есть, в зависимости от тяжести заболевания, пациента определят в ту больницу, где ему максимально смогут помочь. С «легкими» диагнозами человека направят в медицинское учреждение I уровня, с более сложными – на II уровень, а совсем сложных – на III уровень. Конечно, самых тяжелых пациентов (в основном, с жизнеугрожающими состояниями или после травм), чтобы не терять время, направляют в ближайшую больницу, независимо от уровня. И дальше уже приходит на помощь телемедицина либо так называемая «санитарная авиация».

О ней расскажу чуть подробнее: отделение экстренной консультативной медицинской помощи работает на базе РКБ, круглосуточно здесь дежурят специалисты, готовые прийти на помощь коллегам из районных или городских клиник. При возникновении каких-либо сложных случаев любой врач из района (хирург в том числе) может позвонить и вызвать подмогу в любое время суток. У меня каждый месяц бывает несколько таких вызовов. А всего в 2019 г. по линии «санавиации» были проконсультированы 1570 пациентов, нашими специалистами эвакуированы 588 человек, выполнено 259 операций.

Какова сейчас ситуация с кадрами в республике?

– На данный момент в Чувашии работают 159 хирургов. И если в Чебоксарах и Новочебоксарске проблем со специалистами нет, все хирургические отделения в стационарах полностью укомплектованы, то в сельских районах, к сожалению, пока не удалось преодолеть дефицит врачей. В ПФО у нас до сих пор самый низкий показатель обеспеченности хирургами. Несмотря на то, что сейчас там созданы все условия для работы и достаточно комфортного проживания, ехать в районы молодежь не стремится.

Исправить ситуацию призвана федеральная программа «Земский доктор». Благодаря участию в ней, любой молодой ординатор, решивший начать свою карьеру в сельской местности, может получить материальную поддержку в размере от 1 до 1,5 млн руб. К слову, молодых людей, желающих стать хирургами, у нас немало, каждый год ЧГУ выпускает примерно 7-8 клинических ординаторов. Но далеко не все они остаются в республике, уезжают в большие города.

Каким образом Вы, как главный специалист Минздрава ЧР, координируете деятельность всех хирургов республики?

– Во-первых, ведется ежедневный мониторинг тяжелых больных. Отдельной строкой мониторируются пациенты, поступившие с сочетанными травмами и пострадавшие в ДТП, особенно «реанимационные» больные. При необходимости проводим консилиумы на местах или с использованием видеосвязи.

Кроме того, регулярно проводится сбор информации по деятельности хирургических стационаров – как раз по тем показателям, о которых мы с вами говорили. Смотрим по экстренной хирургии – сколько пациентов пролечено, с какими патологиями, сколько умерших и т.д. Разумеется, готовим ежегодный отчет о деятельности хирургических стационаров.

По графику в районы выезжает с проверками специальная комиссия Минздрава ЧР, в состав которой входят главные специалисты по разным профилям, в том числе хирург. Разбираем случаи летальных исходов, проверяем, как выполняются клинические рекомендации, стандарты лечения заболеваний. Самые сложные случаи обсуждаем на еженедельных планерках у министра, при необходимости выносим их на рассмотрение экспертного совета.

Как в республике соблюдается современный стандарт лечения заболеваний хирургического профиля?

– В соответствии с приказами Минздрава России, вся медицинская помощь оказывается в соответствии со стандартами, если они утверждены. В части хирургии не по всем нозологиям они пока еще созданы. Поэтому чаще мы пользуемся клиническими рекомендациями. Их, к слову, обновляют каждые пять лет. Разрабатывают рекомендации профессиональные сообщества, в нашем случае – Российское общество хирургов. Но если есть стандарт, действуем строго в соответствии с ним.

Правильность выполнения стандарта проверяют и Минздрав ЧР, и Росздрав, и прокуратура, и ТФОМС. Но подчеркну, что мы работаем не только по стандартам и рекомендациям – в силу специфики каждой ситуации, стараемся подобрать оптимальный метод лечения для каждого больного. То есть индивидуальный подход к пациенту обязательно присутствует!

Какие новые методы диагностики внедрены в хирургии Чувашии?

– Установление диагноза – один из самых сложных и ответственных моментов клинической практики. В хирургии правильный диагноз особенно важен, поэтому большое внимание у нас уделяется современным методам диагностики, которые мы применяем на новейшей аппаратуре. Кстати, у нас в РКБ даже создано специальное подразделение – отделение рентгенохирургических методов диагностики и лечения. Рентгеноперационная этого отделения оснащена современной ангиографической установкой. С использованием новейшего оборудования наши доктора выполняют такие вмешательства, как церебральная ангиография, эндоваскулярная окклюзия аневризм сосудов головного мозга, баллонная ангиопластика коронарных артерий и др. Широко применяются в республике и различные методы УЗ-диагностики, в том числе – ультразвуковая допплерография, дуплексное сканирование и т.д. 

Какие новые методы лечения внедрены в хирургии Чувашии, какова их эффективность?

– Миниинвазивная хирургия – пожалуй, одно из основных достижений последних лет. Мы уходим от полостных операций, их количество уменьшается с каждым годом. Приведу лишь несколько цифр. Если в 2017 г. лапароскопических аппендэктомий в республике было всего 25, то в 2018-м – уже 341, а в 2019-м – 370. При острых холециститах – в 2017 г. 79, в 2018-м –163, а в 2019-м – 276.

Если смотреть по цифрам ПФО и РФ в процентах, мы увидим, что доля лапароскопических холецистэктомий при остром холецистите в РФ – 52%, в ПФО – 38%, а у нас – 61%. То же самое с острым аппендицитом; в РФ – 25%, в ПФО – 9,85%, у нас – 31%.

Чем хороша миниинвазивная хирургия? Прежде всего тем, что уменьшается операционная травма – доступ в организм происходит путем 2-3 небольших разрезов. Снижается риск инфицирования раны, послеоперационных как ранних, так и поздних осложнений. И, соответственно, пациент легче переносит реабилитацию. Уже на следующий день после операции он встает, начинает ходить, есть и т.д.

Поэтому все эти методики достаточно востребованы. В РКБ, например, внедрены такие вмешательства, как лапароскопические адреналэктомии (удаление надпочечников при новообразованиях), лапароскопические спленэктомии (удаление селезенки), также выполняется достаточно большой спектр операций с применением миниинвазивных и эндоскопических технологий в торакальной хирургии и нейрохирургии. В этом году в РКБ мы внедрили лапароскопические холедохолитотомию и интраоперационную холедохоскопию. Альтернатива подобным вмешательствам - открытые (полостные) операции или эндоскопическая ретроградная холангиопанкреатография и папиллосфинктеротомия.  

Кроме того, мы сейчас активно используем (в основном при острых состояниях) дренирующие операции под ультразвуковым контролем, ультразвуковой навигацией. В том числе и при остром панкреатите, чтобы исключить риск инфицирования при больших разрезах. Таких дренирующих операций у нас в республике немало, и динамика радует. Вот цифры: 2017 г. – 55, 2018-й – 73, 2019-й – 192.

Конечно, подобных операций могло быть и больше, если бы была возможность обучить этим методикам наших специалистов, работающих в межрайонных центрах. Но проблема в том, что в Чувашии нет базы для такой учебы. Приходится ездить в Казань, там на базе татарской РКБ работает Школа эндовидеохирургии. Курс довольно короткий – 144 часа, всего лишь две недели длится учеба. Обучают там вот этим дренирующим операциям под УЗ-контролем или рентген-навигацией практически при любых локализациях. Выдают сертификаты.

В настоящее время у нас, к сожалению, ограниченное количество хирургов владеет этими методиками: в ГКБ №1, БСМП  и в РКБ – по трое хирургов. В этом году у нас планировался выезд специалистов из межрайонных медицинских центров на обучение в Казань. Но, к сожалению, пандемия внесла свои коррективы. Пришлось выезд отложить, поедем позже. И, возможно, не только в Татарстан. Совсем недавно министр здравоохранения Чувашии Владимир Степанов посетил Научно-исследовательский институт хирургии и неотложной медицины в Санкт-Петербурге, в ходе визита он встретился с руководителем института, главным внештатным специалистом по скорой медицинской помощи Минздрава РФ, профессором Сергеем Багненко. Были обсуждены возможности сотрудничества, в том числе – по обучению специалистов Чувашии в рамках последипломного образования на базе этого института.

А какого рода высокотехнологичную хирургическую медицинскую помощь оказывают пациентам в Чувашии?

– У нас ВМП оказывают несколько клиник. Как уже отметил выше, это РКБ, Республиканская детская клиническая больница, Федеральный центр травматологии и ортопедии, кардио- и онкодиспансеры, а также Президентский перинатальный центр. Причем только в РКБ оказывают ВМП по 12 нозологиям

В РКБ сейчас активно внедряются резекционные операции при новообразованиях (доброкачественных), при патологии печени и поджелудочной железы. За 2019 г. выполнено более 70 резекций печени при различных новообразованиях и патологиях, с 2020 г. начали выполняться операции при морбидном ожирении.

Если рассматривать высокотехнологичную медицинскую помощь в абсолютных числах, то в 2018 г. общее количество операций, проведенных в республике – 101741, из них ВМП – 12517. В 2019 г. общее количество операций – 98535, из них ВМП – 13359. Таким образом, доля ВМП в 2018 г. – 11% от общего количества, в 2019-м – 12%. Это очень хороший результат.

Какие достижения в оказании помощи больным хирургического профиля Вы можете перечислить?

– Если говорить об оказании все той же ВМП, то, без преувеличения, по большинству хирургических направлений мы достигли мирового уровня. По сути, мы оказываем сейчас высокотехнологичную помощь по всем профилям и с хорошим результатом. А это, согласитесь, дорогого стоит.

Наше твердое убеждение: жители Чувашии должны получать максимальный объем всех видов ВМП, при этом они не должны ехать в Москву или в другой регион, чтобы там им сделали операцию. К этому мы не только стремимся, но уже достигли определенных результатов. В настоящее время в федеральные клиники для ВМП по всем нозологиям мы отправляем не более 5% нуждающихся в такой помощи. Остальным пациентам все делаем сами.

Хочу еще сказать о дорожно-транспортном травматизме. Конечно, тут обстановка пока остается достаточно непростой. Но все-таки есть так называемые сигнальные показатели, и по ним мы везде – в первых рядах. Например, показатель «время доезда» – менее 20 минут. С таким временем должно быть не менее 95% выездов, а у нас их – 99,8%. Дальше. Доля пострадавших, госпитализированных в травмцентры 1-го и 2-го уровня, – не менее 82%, у нас – почти 95%. Что касается летальности, целевой показатель – не выше 4% на 1-м уровне, а у нас –2,1%.

Нужно добавить несколько добрых слов о скорой медицинской помощи в Чувашии. У нас эта служба признана одной из лучших в стране. В феврале этого года в Чебоксарах даже проводилась Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием. Изучать наш опыт приехали специалисты практически из всех регионов России, а также из Беларуси и Германии.

Ну, а что касается общей хирургии, большим достижением можно считать тот факт, что те же миниинвазивные технологии стали у нас, по сути, рутинными операциями.

Достижение – совершенно уникальная операция, сделанная хирургами этим летом. Доктора Новочебоксарской городской больницы и кардиодиспансера провели операцию 92-летнему пациенту с COVID-19, которому имплантировали временный электрокардиостимулятор. Мужчина попал с серьезной сочетанной патологией, наряду с тяжелой формой пневмонии у него развилось нарушение ритма сердца, была выявлена полная атриовентрикулярная блокада с частотой сердечных сокращений 35-40 в минуту, что могло привести к фатальному исходу. Чтобы спасти жизнь пациенту, было принято решение установить временный кардиостимулятор с частотой 55 ударов в минуту. Что и было сделано.

В общем, идем в ногу со временем – медицинская помощь у нас оказывается на самом современном уровне. Практически все, что внедрено в федеральных клиниках, есть и у нас. Кроме того, в сложных ситуациях мы можем получить консультацию ведущего специалиста России по любой нозологии с помощью телемедицины, в том числе и по видеоконференцсвязи в режиме реального времени.

Каковы основные факторы риска у пациентов хирургического профиля?

– Конечно, у каждого заболевания свои факторы риска, но есть и общие. В первую очередь, это вредные привычки, особенно алкоголь. Он повышает травмоопасность (в том числе в ДТП), увеличивает рост болезней органов пищеварения. Это, прежде всего, алкогольное поражение печени, цирроз, панкреатиты. Важен также фактор времени: как правило, алкогольное опьянение означает позднюю госпитализацию, а в экстренной хирургии это имеет большое значение. Ведь чем позже пациент с острым заболеванием попадет на операционный стол, тем хуже прогноз. Имеют значение и такие факторы риска, как ожирение, вызванное неправильным питанием, гиподинамией.

При несоблюдении защитных мер из-за частой микротравматизации на производстве и в быту возникают такие гнойные заболевания кисти, как абсцесс, флегмона, панариций, паронихия (вызываемые стафилококком, стрептококком или синегнойной палочкой). Кроме того, провоцирующими факторами, к примеру, возникновения бактериальных заболеваний кожи (фурункул, карбункул, гидраденит) могут быть тесная одежда, длительное трение, гипергидроз, локальное изменение рН среды, переохлаждение. А заболевания периферических артерий нижних конечностей с хроническим течением в подавляющем большинстве случаев вызваны атеросклерозом сосудов. Факторы риска – мужской пол, возраст старше 50 лет, курение, сахарный диабет, дислипидемия, артериальная гипертензия.

Как проводится профилактика заболеваний?

– Убежден, что в первую очередь следует говорить о самопрофилактике граждан, и только во вторую - о мероприятиях официальной медицины. Как здоровые граждане, так и пациенты с хроническими заболеваниями должны исключать все факторы риска, и прежде всего – алкоголь. Обязательно нужно своевременно лечить легкие заболевания, которые со временем могут привести к тяжелым последствиям – развитию различных осложнений, формированию онкологических опухолей.

У человека с детства должна формироваться готовность идти обследоваться при первых же симптомах. Согласитесь, гораздо проще вылечить заболевание на ранних стадиях. Скажем, после операции по поводу полипа кишечника пациент буквально с операционного стола идет домой, излечившись полностью. А в запущенном состоянии его может ждать рак, метастазы и, как следствие, летальный исход.

Разумеется, нельзя умалять значение и медицинской профилактики. Регулярные медосмотры, диспансеризация взрослых и детей помогают распознать ту или иную болезнь на ранних стадиях, а значит,- не дать ей развиться. В деле воспитания населения нам на помощь должны прийти СМИ.

Что ждет хирургическую службу Чувашии в ближайшем будущем?

– Следуя современным реалиям, будущее в хирургии – однозначно за миниинвазивными и малотравматичными технологиями. Постоянно ведётся поиск новых методов лечения, внедрение новых технологий, ранняя активизация пациентов после операции и более быстрое возвращение их к нормальной жизни. Качество жизни пациентов после операций любой сложности должно оставаться максимально высоким.

И поскольку в настоящее время наиболее остро стоит кадровый вопрос, нагрузка на районных хирургов всё больше возрастает, а в некоторых районах работают врачи-хирурги предпенсионного и пенсионного возраста, будет продолжена работа в этом направлении. Будем стараться активно привлекать молодых специалистов, прежде всего в межрайонные центры, для оказания специализированной помощи по профилю «хирургия». Тем более, что все условия для работы созданы, имеется современное оборудование. Ну, а в сложных ситуациях служба «санавиации» всегда готова прийти им на помощь.

Есть ли мифы о хирургии?

– Есть, и их много. Например, бытует мнение, что во время операции пациент может проснуться и почувствовать боль. Уверяю вас, это не так. Даже если, допустим, анестезиолог неправильно рассчитал дозу наркотического препарата, и во время операции пациент начал приходить в себя, это сразу исправляется.  Пока человек не проснулся окончательно, дозу препарата увеличивают, и буквально через несколько десятков секунд пациент снова отключается. Так что он даже не успевает понять, что с ним происходит, не говоря о чувствительности к боли.

Или о музыке в операционной – миф это или нет? Не миф, мои коллеги во время операции действительно часто включают музыку. А вот хирурги, ведущие посторонние разговоры над пациентом, лежащим на операционном столе (как показывают иногда в фильмах), точно миф. Поверьте, во время операции – особенно серьезной, тяжелой – хирургу не до разговоров, он собран и сосредоточен. 

Ваши пожелания коллегам и пациентам?

– Хочу пожелать всем своим коллегам – и тем, кто работает сейчас в ковидных центрах, и тем, кто невольно принял их нагрузку на себя, выдержки и терпения. Мы победим!

Ну, а пациентам желаю одного: никогда не доводить состояние своего здоровья до экстренных ситуаций. Все в ваших руках: чем раньше вы озаботитесь проблемами, возникшими в вашем организме, и будете решать их планово, в спокойном режиме, тем больше у вас шансов не попасть на операционный стол в экстренном порядке. Будьте здоровы!

Подготовили Н. Володина, О. Резюкова

Источник: "Медицинский вестник"

Дата публикации: 29.09.2020